Рынок лимонов


Настоящая работа связывает два понятия – качества и неопределенности. Наличие многочисленных разновидностей одних и тех же товаров ставит интересные и важные проблемы теории рынков. С одной стороны, анализ различий в качестве в условиях неопределенности может объяснить природу многих важных институтов рынка труда. С другой стороны, в данной работе предпринята попытка конкретизировать утверждение, согласно которому «делать бизнес в слаборазвитых странах – задача не из легких»; в частности, это относится к определению экономической цены недобросовестного поведения. Другие прикладные аспекты теории касаются структуры денежных рынков, понятия «страхуемости», ликвидности товаров длительного пользования и использования фирменных знаков.

Существует множество рынков, где покупатели вынуждены использовать ту или иную рыночную статистику для вынесения суждений о качестве товаров, которые им предстоит купить. На таких рынках у продавцов появляется стимул выставлять на продажу товары низкого качества, поскольку высокое качество создает репутацию в основном не конкретному торговцу, а всем продавцам на рынке, к которому эта статистика относится. В результате возникает тенденция к уменьшению как среднего качества товаров, так и размеров рынка. Необходимо также отметить, что на подобных рынках общественные выгоды не совпадают с частными, поэтому в ряде случаев государственное вмешательство может повысить благосостояние всех участников сделок. Могут возникать также и частные институты, преследующие цель реализовать потенциальный прирост благосостояния всех рыночных агентов, однако по природе своей подобные институты неатомистичны, а, следовательно, они таят в себе опасность концентрации экономической власти со всеми вытекающими из этого отрицательными последствиями. Чтобы проиллюстрировать и развить эти положения, рассмотрим простейший пример, связанный с рынком автомобилей. Следует подчеркнуть, что такой выбор продиктован соображениями скорее большей конкретности и лучшего понимания проблемы, чем важности или реалистичности рассматриваемой ситуации.

Модель автомобильного рынка «лимонов».

В 1970 году Джордж А. Акерлоф вызвал мини-сенсацию в экономической науке, опубликовав статью «Рынок «лимонов»». Тема статьи затрагивала проблемы рынка подержанных автомобилей, а также дефектных автомобилей в аварийном состоянии — «лимонов» на общепринятом жаргоне. Статья привлекла внимание к исследованию потенциальных причин, приводящих к фиаско рынка, на которые ранее не обращали внимания. Рассуждения Дж. Акерлофа могут быть изложены следующим образом. Предположим, что имеется два вида подержанных «Фордов» марки «Эскорт» 1985 года выпуска. За некоторыми хорошо ухаживали в процессе эксплуатации и ездили на них аккуратно. Владельцы не продадут их меньше, чем за 2000 долларов, а потенциальные покупатели будут готовы заплатить за них до 2400 долларов. Другие владельцы эксплуатировали свои машины варварски, не удосуживаясь поменять масло и пр., так что нет гарантий, что эти машины могут еще надежно послужить. Владельцы «лимонов» были бы только рады отделаться от них за любую сумму выше 1000 долларов, а покупатели, зная, что они берут, никогда бы не заплатили больше 1200 долларов.

Если бы существовали раздельные рынки для хороших машин и «лимонов», не было бы проблем, но Акерлоф указывает на наличие хитрой ловушки: продавцы знают — «лимон» их автомобиль или нет, а покупатели этого знать не могут. Продавец «лимона» недобросовестно расхваливает качество своей машины, тогда как проверить ее истинное состояние покупателю практически невозможно.

Асимметричная информация делает свое черное дело. Не зная, что есть что на самом деле, покупатель вынужден полагаться на случай. Если бы на рынке продавалось равное количество плохих и хороших машин, шанс покупателя приобрести хорошую машину составлял бы 50%. Максимум, который они заплатили бы за машину неизвестного качества, составил бы 1800 долларов — средняя цена двух рассматриваемых типов машин. Однако владельцы хороших машин за 1800 долларов их просто не отдадут, а будут ездить сами. В результате на рынке постепенно останутся только «лимоны». Покупатели заплатят за них до. 1800 долларов, т. е. цену вполне устраивающую продавцов. Таким образом, «лимоны» полностью захватят рынок, хотя потенциальные покупатели ценят хорошие машины выше, чем сами продавцы. Это четкий пример фиаско рынка.

По мере того, как экономисты обсуждали поставленные в работе вопросы, стало ясно, что проблема рынка «лимонов», не новая форма фиаско рынка, а знакомый вопрос выбора по степени вероятности потерь в несколько обновленном обличий. Механизм, при помощи которого «лимоны» вытесняют с рынка хорошие автомобили, во многом аналогичен механизму, при котором риск высокой степени вытесняет с рынка страхования риск низких степеней. Разница в том, что деятельность страховых компаний определяется выбором по степени вероятности потерь среди покупателей, а рынок «лимонов» определен выбором по степени вероятности потерь среди продавцов. Когда возникает проблема, имеющая в качестве причины выбор по степени вероятности потерь, путь решения ее ясен. Покупатели должны найти способ прервать поступление асимметричной информации. Они могут попросить познакомиться с документами по обслуживанию автомобиля в процессе его эксплуатации предыдущим владельцем. За умеренную плату покупатели могут взять машину на консультацию к опытному автомеханику, который определит последствия небрежной эксплуатации. Кроме того, покупатели могут приобретать машины через посредников, пользующихся хорошей устойчивой репутацией. Несомненно, то, что несколько «лимонов» все же проскользнут на рынок, несмотря на принципиальные меры (точно также несколько человек со слабым сердцем благополучно минуют квалифицированный медицинский осмотр при страховании жизни). Но если покупатели будут в состоянии получить хотя бы приблизительное представление о качестве подержанных машин, это даст возможность поддержать рынок, как для хороших, так и для плохих автомобилей.

Проблема занятости среди представителей национальных меньшинств и издержки недобросовестного поведения.

А. Принцип «лимонов» проливает свет и на проблему занятости среди представителей национальных меньшинств. Работодатели нередко отказываются принимать представителей национальных меньшинств на определенные виды работ. Не исключено, что подобное решение не столько отражает иррациональные мотивы или предрассудки, сколько вытекает из задачи максимизации прибыли. Действительно, национальная принадлежность может служить достаточно надежным статистическим показателем социального происхождения кандидата, качества его образовательной подготовки и его способностей как работника.

Заменителем показателя такого рода может служить качество полученного образования; ранжирование по признаку успеваемости в рамках образовательной системы может дать лучшее представление о качестве работника. Как пишет Т.У.Шульц, «образовательные учреждения открывают и воспитывают потенциальные таланты. Способности детей и студентов не смогут проявиться, если их не обнаружить и не культивировать. Необученный работник может быть наделен значительными врожденными способностями, но качество этих способностей должно быть удостоверено «образовательным учреждением», прежде чем компания сможет позволить себе принять его на работу. Однако такое учреждение должно пользоваться хорошей репутацией; ненадежность школ в бедных районах сужает экономические перспективы их выпускников.

Этот недостаток может быть особенно чувствителен для представителей национальных меньшинств, которые и без того находятся в худшем положении. Работодатель может на вполне разумных основаниях решить, что нанимать таких людей на ответственную работу не стоит, поскольку среди них трудно отличить потенциально «хороших» работников от потенциально «плохих». Несомненно, что именно эту проблему имел в виду Джордж Стиглер, когда писал, что «в непросвещенный век Энрико Ферми наверняка стал бы садовником, а фон Нейман – клерком в аптекарской лавке».

В конечном итоге, однако, выгоды от успехов отдельных учеников в школах бедных районов достаются не столько им самим, сколько всей группе выпускников, ибо возрастает средняя оценка качества их образования. Стимул к хорошей учебе возникает лишь в том случае, если помимо национальной принадлежности рассматривается также и другая информация о кандидатах на работу.

Дополнительный повод для беспокойства вызывают планы Бюро экономических возможностей (Office of Economic Opportunity) использовать для оценки своих программ метод анализа затрат-результатов. Многие выгоды от этих программ могут носить экстернальный характер. Полезный эффект от обучения представителей национальных меньшинств может проистекать как от повышения качества образования конкретного ученика, так и от повышения среднего качества образования в группе; сходным образом выигрыш от этого может равномерно распределяться между всеми представителями группы, вместо того чтобы достаться конкретному выпускнику.

Б. Модель «лимонов» позволяет сделать ряд замечаний относительно издержек недобросовестного поведения. Рассмотрим рынок, на котором торговля ведется либо честно, либо нечестно; иными словами, информация о качестве продаваемых на нем товаров может оказаться как истинной, так и ложной. Задача покупателя, разумеется, заключается в определении уровня качества. Наличие продавцов, желающих продать некачественный товар, вызывает тенденцию к прекращению функционирования рынка – точно так, как это происходит на рынке автомобильных «лимонов». Именно с этой возможностью связан главный тип издержек недобросовестного поведения, поскольку нечестные участники сделок, как правило, вытесняют с рынка честных. На рынке могут присутствовать потенциальные покупатели товаров высокого качества и потенциальные продавцы таких товаров в соответствующем диапазоне цен, однако наличие продавцов, стремящихся выдать свой некачественный товар за качественный влечет за собой вытеснение честного бизнеса. Издержки недобросовестного поведения, таким образом, не ограничиваются той суммой, на которую обманут покупатель; в них необходимо также включить потери, связанные с сужением сферы честного бизнеса.

Недобросовестность в деловых отношениях представляет собой серьезную проблему в развивающихся странах. Наша модель позволяет конкретизировать это утверждение и описать природу связанной с ним «внешней» экономии. В частности, в модели с автомобилями недобросовестное поведение, т.е. предоставление неверной информации о качестве автомобилей, обусловливает пятидесятипроцентное снижение полезности каждого автомобиля; более того, оно сокращает размер рынка поддержанных автомобилей с N продаж до 0. Следовательно, мы можем – по крайней мере, в теории – непосредственно измерить издержки, порождаемые нечестностью. Имеется немало свидетельств тому, что неоднородность качества товаров в развивающихся странах выше, чем в развитых. Одним из признаков подобного положения дел является необходимость учреждения государственного контроля за качеством продукции, поставляемой на экспорт, а также государственных внешнеторговых объединений. Например, в Индии в соответствии с Законом о контроле за качеством и инспектировании экспортной продукции от 1963 г., «около 85% всего экспорта охвачено тем или иным видом контроля качества». Индийские домохозяйки вынуждены всякий раз тщательно перебирать рис, купленный на базаре, поскольку продавцы нередко преднамеренно добавляют в него мелкие камешки, сходные по цвету и форме с рисовыми зернами. Любое сравнение различий в качестве товаров, продающихся на улицах с лотков, со стандартным качеством товаров в американском супермаркете свидетельствует о том, что проблема неоднородности качества гораздо острее стоит на Востоке, чем на Западе. Одна из традиционных закономерностей развития заключается в том, что купцы прединдустриального поколения становятся и первыми предпринимателями. Наилучшим образом опыт подобной эволюции документирован применительно к Японии, однако можно предположить, что этим же путем шло развитие в Англии и Соединенных Штатах. С точки зрения нашего исследования важное значение имеет способность купца правильно определять качество товара. Выше было показано, что те, кто способен правильно оценить качество подержанных автомобилей и гарантировать это качество покупателю, могут получить прибыль в размере разницы между ценой покупки, которую готовы уплатить рыночные агенты первой группы, и ценой продажи, назначаемой рыночными агентами второй группы. Эти люди и есть купцы. Аналогичные навыки – умение определять качество исходных ресурсов и удостоверять качество готовой продукции – необходимы и на производстве. Это – одна из причин (хотя и не единственная), благодаря которой купцы естественным образом могли стать первыми предпринимателями. Проблема, разумеется, состоит в том, что предпринимательские способности могут представлять собой редкий ресурс; ни одна работа по проблемам экономического развития не оставляет этот вопрос без внимания. В некоторых из них ему отводится главное место. А коль скоро предпринимательский талант встречается нечасто, то неоднородность качества продукции может препятствовать экономическому развитию двояким образом. Во-первых, занятие торговлей в этих условиях является чрезвычайно прибыльным и отвлекает потенциальных предпринимателей из сферы производства. Во-вторых, расход времени предпринимателя на единицу выпуска тем больше, чем больше неоднородность качества.

Противодействующие институциональные механизмы.

Для противодействия влиянию неопределенности качества возникают многочисленные институты. В числе главных из них – гарантии. Их имеют большинство потребительских товаров длительного пользования: продавец гарантирует покупателю, что качество его товара соответствует некоторому нормальному ожидаемому уровню. Одно из следствий, естественным образом вытекающее из нашей модели, заключается в том, что риск возлагается на продавца, а не покупателя.

Другим институтом, противодействующим влиянию неопределенности качества, служит фирменный знак. Фирменные знаки не только свидетельствуют о качестве товара, но и дают покупателю возможность предпринять ответные меры, если качество покупки не соответствует его ожиданиям – он просто не будет больше приобретать продукцию этой фирмы. Часто используется и такой прием, как выпуск нового продукта со старым фирменным знаком. Для предусмотрительного покупателя это также служит гарантией того, что он покупает качественный товар.

Создание сетей гостиниц и ресторанов, объединенных общим фирменным названием, во многом аналогично применению фирменного знака. Пример сети ресторанов хорошо согласуется с изложенным подходом. Чаще всего они расположены – по крайней мере, в Соединенных Штатах – вдоль крупных шоссе. Их посетителями являются в основном проезжие. Дело в том, что гамбургеры в этих заведениях как правило лучше, чем в среднем местном ресторанчике; в то же время местный житель, который хорошо знает свой район, обычно выбирает местный ресторан по своему вкусу.

Практика лицензирования также уменьшает неопределенность качества. Так, занятия медицинской, адвокатской практикой или парикмахерским делом требуют наличия соответствующей лицензии. Любой квалифицированный специалист имеет какой-либо документ, свидетельствующий об уровне его профессиональной подготовки. Аттестат об окончании высшего учебного заведения, ученая степень, даже в какой-то мере Нобелевская премия – все это своего рода сертификаты качества. Кроме того, и на рынке образования, и на рынке труда имеются собственные «фирменные знаки».

Рейтинг: 0

Автор публикации

0
не в сети 3 года

Makhrov Evgeny

Комментарии: 0Публикации: 5Регистрация: 15-02-2016

Оставьте комментарий